(Окончание. Начало в № 165, 168.)

Из войны в войну

Комэск Павел Федорович Попов родился 27 ноября 1914 года в уральском Нижнем Тагиле. В большой семье он был самым старшим ребенком, где еще росли два брата и четыре сестры. В 1931 году по окончании школы фабрично-заводского ученичества поступил на Высокогорский механический завод, где несколько лет проработал токарем.

Из воспоминаний его сестры Евгении Федоровны: «Павлик был очень общительным человеком, за это его любили и молодые, и пожилые. Комсомольцы избрали его членом комитета. Спортсмены считали его своим: он играл в футбол, хоккей, бегал на лыжах, коньках. Занимался в аэроклубе».

В августе 1935 года Павел поступил в Оренбургскую военную школу летчиков и летнабов, которую закончил в 37-м. В учетно-послужной карточке значится, что военная служба пилота Попова началась в июне того же года в 50-й СБАЭ. Далее указан 51-й скоростной бомбардировочный авиаполк, входивший в состав АОН-2 (армия особого назначения), который формировался в Курске.

Известно, что во время войны с финнами командир звена старший лейтенант Попов воевал в 3-й эскадрилье 80-го БАП, которой командовал капитан Георгий Тарасевич, позднее возглавивший этот полк. По окончании войны Павел Федорович был награжден орденом Красного Знамени, а 80-й БАП к началу лета 1940 года вернулся на свое постоянное место дислокации - остров Ягодник под Архангельском.

Есть воспоминания жены Попова, Веры Григорьевны Тихоновой: «Вместе мы были всего год. Приехала я к нему в Архангельск осенью сорокового налегке, с одним чемоданом. До острова Ягодник, где жили летчики, добираться надо было через Северную Двину. Река еще не стала - где лед блестит, где полынья чернеет. Прыгаем с льдины на льдину, сердце обмирает: «Куда заехала!?» А Павел только смеется. Он веселый, быстрый был, и дочка вся в него, все также быстро делает. Еще он любил музыку, у нас был патефон, большая редкость по тем временам. Отпуск провели в Сочи, а потом грянула война. Всех жен с острова Ягодник перевезли на станцию Бакарица. Павел теперь редко показывался дома. В сентябре он отправил меня к родным в Нижний Тагил, я уже ждала ребенка».

Они увидятся еще раз, последний, в ноябре 1942 года, когда капитан Попов был откомандирован в Казань - получал там новые Пе-2, успел подержать на руках свою десятимесячную дочь. Последнее письмо от Павла пришло уже после его гибели: «Веринька! Насчет высылки тебе фото с новыми знаками пока дело не выйдет, так как мы их еще не надели. Как только получим, сфотографируюсь и тебе вышлю обязательно. Поздравляю с праздником 8 марта. Целую тебя и Нэлечку». Больше писем не было. Сорок один год ни семья, ни сестры Попова не знали, что произошло с ним…

Павел Попов.

Однофамилец и «брат»

Штурмана старшего лейтенанта Константина Попова - однофамильца, в эскадрилье в шутку называли братом Павла Федоровича. Строчки из дневника К. Н. Попова: «5 февраля 1942 г. Ночью сделали два вылета… В исходе успешной операции я не сомневался так как с ним (капитаном П. Ф. Поповым. - Авт.) летаю уже четвертый год и уверен, что он всегда выйдет победителем из любого затруднительного положения. Это летчик - мастер своего дела».

Константин Николаевич родился в 1915 году в селе Семеновское, ныне оно входит в Кинешемский район Ивановской области. Учился в школе крестьянской молодежи, а затем в Борисоглебском сельскохозяйственном техникуме. После его окончания работал зоотехником в совхозе «Бектышево» Переславского района Ярославской области. По комсомольской путевке в 1936-38 годах учился и окончил отделение летнабов Оренбургской летной школы.

Судя по учетно-послужным карточкам, однофамильцы стали летать в одном экипаже еще в 51-м СБАП. После финской Константин Попов, так же как и его командир, был награжден орденом Красного Знамени. И вторые боевые ордена они получили одновременно. Любопытно, в наградном листе штурмана в числе прочих упоминается и вылет 28 сентября 1941-го - тот самый, сдвинувший землю: «При налете на Петсамо точным бомбометанием разрушил бараки, где находилась пехота противника». Вот так - только бараки - ничего больше…

О третьем члене экипажа - начальнике связи эскадрильи лейтенанте Борисе Сафроновиче Брижатюке информации мало. В экипаж он пришел после гибели младшего лейтенанта Ивана Семенова, убитого осколками зенитного снаряда как раз во время налета 28 сентября. Из донесения о потерях и наградного листа на медаль «За отвагу» можно узнать о Борисе Брижатюке лишь то, что он родился в 1918 году в селе Берестяги ныне Гайворонского района Кировоградской области, в Красной армии состоял с 1938 г., участвовал в боях «против финской белогвардейщины 1939-40 г.». В наградном листе, составленном в ноябре 1941 года, он в звании старшего сержанта и на должности воздушного стрелка-радиста. Интересно, что осенью 41-го в полку его представили к медали, а в вышестоящих штабах посчитали, что он достоен боевого ордена Красной Звезды, благодаря которому по его номеру поисковикам удалось быстро идентифицировать останки всех членов экипажа сбитого самолета.

Анатолий Аквилянов.

Ни разу не были сбиты

Более успешно сложилась судьба - не погибли, даже ни разу не были сбиты - командиров экипажей А. Г. Аквилянова, А. В. Колесникова и К. К. Петрова.

Константин Константинович Петров в начале военной карьеры проделал почти тот же боевой путь, что и его комэск, - они служили вместе после окончания в начале 1937 г. Сталинградской военной школы летчиков - сначала в 50-й СБАЭ, затем в 51-й СБАП и 80-й БАП. Участник финской войны. На Карельском фронте с 17 сентября 41-го. После того как с боевого задания не вернулся его командир капитан Попов, возглавил 2-ю эскадрилью, оставаясь на этой должности почти до конца войны.

В 44 году в составе 80-го БАП участвовал в двух крупных наступательных операциях: в южной Карелии -СвирскоПетрозаводской, и в Заполярье - Петсамо-Киркенесской. Награжден двумя орденами Красного Знамени и Отечественной войны 1-й степени. В апреле 1954 года был уволен в запас в звании подполковника. Вернулся в свой родной Сталинград, который стал к тому времени Волгоградом.

Другой участник налета на петсамский мост москвич Анатолий Германович Аквилянов 1912 года рождения, был самым старшим по возрасту летчиком 2-й эскадрильи. Почти всю войну провоевал в должности зама комэска. Награжден орденом Красного Знамени - за финскую, а потом - вторым Красного Знамени и Отечественной войны 2-й степени. В армии с ноября 1931 г. после учебы в школе младших специалистов в Сталинграде - авиамоторист. В 1933-35-м переучился на пилота в Одесской военной школе летчиков. Далее - в 41-й авиаэскадрилье, опять же - 51-й СБАП и 80-й БАП. В октябре 1948-го в звании майора уволен с должности помощника командира 80-го БАП. Получается, у Анатолия Германовича вся служба боевого летчика прошла, по сути, в одном полку. Ушел из жизни рано - в 48 лет. Похоронен в Москве, где и проживал после отставки.

Александр Западинский и Алексей Колесников.

Звезда Героя

Наконец, Алексей Васильевич Колесников, Вот уж у кого удачно сложилась карьера - он стал Героем Советского Союза! Хотя все могло быть иначе. В одном из вылетов весной 42-го лейтенант Колесников обнаружил за линией фронта достойную для себя цель, вышел из боевого строя и разбомбил ее. Но группа его ушла, и он на тихоходном бомбардировщике СБ в одиночку вернулся обратно. Никто его не подстрелил - ни зенитки, ни истребители противника. Просто повезло.

Но на аэродроме его ждал «теплый прием». Командир полка устроил такой разбор полетов, что отголоски дошли до высоких кабинетов штаба ВВС Карельского фронта, где мудро решили, что такого фартового летчика нужно срочно переводить в разведывательную авиацию.

С 15 мая 1942 года и до конца войны дальнейшая служба его проходила в 118-й отдельной разведывательной авиаэскадрилье. Вместе с ним 80-й БАП покинул и его штурман - лейтенант Александр Семенович Западинский, также участник сентябрьского налета на Петсамо. Оба станут Героями Советского Союза.

Из наградного листа от 21 ноября 43-го на старшего лейтенанта Алексея Колесникова: «За время боевой работы имеет 168 успешно выполненных боевых вылетов, за что трижды награжден правительственными наградами… Тов. Колесникову неоднократно поручались труднейшие задачи по воздушной разведке, которые он всегда выполнял отлично. В 1942 г. т. Колесников на самолете СБ без прикрытия вскрыл аэродромную сеть и базирование ВВС финнов на южном участке Карельского фронта на глубину до 500 км, несмотря на сильное противодействие ЗА и ИА. На этом же самолете т. Колесников трижды сфотографировал оборонительную полосу противника на Кестеньгском, Ухтинском, Ребольском и Медвежегорском направлениях в условиях противодействия ЗА и ИА… За исключительную отвагу, упорство в выполнении задач, безукоризненное владение техникой и тактикой ведения ближней и дальней разведки т. Колесников достоин высшей правительственной награды - звания Героя Советского Союза».

Указ подписан 4 февраля 44-го. После войны окончил военно-воздушную академию. Служил в Московском военном округе, где на практике обучал в том числе авиаполк югославских летчиков. Вскоре его комиссовали с летной работы. Продолжал службу при армейском штабе транспортной авиации на Сахалине. Там в 1960 году в звании подполковника вышел в отставку. Работал и жил в Днепропетровске. На одной из встреч со школьниками Алексею Васильевичу задали вопрос: «Если б пришлось жизнь начать сначала, как бы Вы ее прожили?». Фронтовик, не задумываясь, ответил: «Я бы прожил ее так же. Исключил бы только проклятую войну». Ушел из жизни на 94-м году, в 2015-м.

На мой взгляд, имена летчиков, о которых мы вам рассказали, должны стоять в одном ряду, например, с летчиками Героями Советского Союза, которые в августе 1941 года нанесли бомбардировочной удар по логову фашистов - Берлину.

Автор выражает глубокую благодарность за предоставленный материал и фотоснимки прежде всего основателю музея 7-й ВА в г. Кандалакше - Р. П. Васильевой, а также норвежскому историку Р. Раутио, историку-исследователю В. В. Рыбьякову. Особая благодарность за уникальный снимок моста историку-исследователю И. И. Титоренко.