5 июля «Мурманский вестник» опубликовал материал «Гибнет осязаемое время», рассказывающий о проблеме сохранения знаменитых канозерских петроглифов. Напомним, наскальные рисунки, которым, по мнению ученых, не менее шести тысяч лет, находятся под угрозой исчезновения. Заботу об уникальном памятнике взял на себя муниципальный музей поселка Умба и его сотрудники-энтузиасты. Они мечтают о консервации рисунков под специальным куполом, серьезной охране... Но бюджета поселкового музея - около 4,5 млн. в год - хватает только на зарплату. Выживают как могут, ведь в масштабах страны канозерское чудо как бы и не существует.

На публикацию откликнулись специалисты по охране памятников истории и культуры. Вот как видят ситуацию они.

- В «Едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации» зарегистрировано пока менее двух сотен памятников по всей стране, - говорит Татьяна Рыжкова, заведующая сектором охраны культурного наследия комитета по культуре и искусству Мурманской области. В отношении прочих вопросы о включении в реестр еще решаются.

Для справки: единый реестр был создан приказом Росохранкультуры в 2009 году, в него планировалось включить объекты, находящиеся под особой охраной государства. Единая база данных содержит подробную информацию, где находится и кому принадлежит памятник. Каждому объекту присваивается электронный паспорт. Вот канозерских петроглифов там как раз и нет.

По мнению Дмитрия Жалнина, экс-директора областного краеведческого музея, а ныне - ведущего методиста Центра по сохранению историко-культурного наследия, канозерский комплекс относится к так называемым выявленным объектам, которые пока не включены в реестр, но уже охраняются. На сайте областного комитета по культуре их список есть (всего 307 объектов), однако Канозера не найти и среди них. Вопрос о статусе петроглифов вызвал у специалистов неожиданный спор. В итоге нашлось постановление губернатора области от 8 декабря 1990 года, ставящее канозерское чудо на государственную муниципальную охрану, а затем и постановление от 8 декабря 1998 года, придавшее ему статус регионального памятника.

А дальше начинаются чудеса. С одной стороны, памятник есть. Более того, положена ему и госохрана. Конкретно она выражается в «учете и контроле», проще говоря, в том, что никто, и в том числе сотрудники умбского музея, не вправе самовольно протоптать на острове Каменном лишнюю тропку.

Но вот с другой стороны, говорят специалисты, памятника... нет.

- Сегодня у памятника нет собственника, - говорит Нина Пурышева, директор областного центра по сохранению историко-культурного наследия. - Он ничей. Поэтому ни копейки не получит. Нет собственника - нет денег. Музей собственником не является, комплекс, по идее, мог быть федеральной собственностью, но соответствующих документов нет. Земля под ним не оформлена, а по закону нет земли - нет и памятника.

Что же требуется для того, чтобы канозерская «уходящая натура» окончательно приобрела официальный статус?

- Процесс оформления документов для регистрации в реестре может идти годами, - признает Нина Пурышева. - Главная проблема - земля. Осложняет дело то, что это территория сразу двух муниципальных районов - Кировского и Терского. Прежде всего необходима постановка объекта на кадастровый учет. В этом году будет объявлен конкурс на проведение землеустроительных работ в районе расположения петроглифов. Исполнитель должен произвести межевание по техническому заданию, оформить межевой план. Он предоставляется в Кадастровую палату, но еще может потребоваться дополнительная доработка. В качестве примера скажу: в случае с памятником Кирову в Мурманске этот процесс у нас занял 4 года. А казалось бы, земли-то полгектара, ничего сложного! С Долиной Славы - те же 4 года. Процесс регистрации Никольской церкви в Ковде до сих пор не завершен. А Канозеро вообще акватория, это наш первый опыт, все очень сложно, неизвестно, как пойдет. После постановки на государственный кадастровый учет музей получит свидетельство, которое подтверждает право безвозмездного бессрочного пользования.

В общем музею нужно два документа: один - на землю, второй - на право оперативного управления самим объектом. Дело весьма затратное:

- Почти миллионная сумма на землеустроительные работы для муниципального музея - огромная проблема, - говорит Пурышева. - Кроме того, для постановки на балансовый учет памятника нужна независимая рыночная оценка - это еще тысяч до пятидесяти.

Прямо скажу: нет у Канозера этих четырех лет. Ситуация почти катастрофическая: толпы посетителей, и не только варваров, которые выводят поверх изображений эпохи неолита свое «Здесь был Вася», но и вполне цивилизованных туристов, - реальная угроза хрупкому памятнику. Мягкий камень крошится, вытаптывается, умирает. Так что нужна «скорая помощь», иначе впереди - реанимация, а то и что похуже. И все же предположим, что музейщики сделали невозможное: петроглифы вошли в госреестр. Что изменится, спрашиваю специалистов.

- Абсолютно ничего, - констатирует Татьяна Рыжкова. – Если деньги будут в бюджете - они их получат. Нет - значит, нет. В области девять памятников федерального значения, у нас так называемые переданные полномочия по их охране, но федеральный центр перечисляет деньги только на зарплату ответственного за это сотрудника, и то не в полном объеме, без учета северных надбавок. А на сами памятники - ни копейки! И так во всех регионах. Шевелиться нужно самим.

- По закону охрана памятника возложена на собственника, - вступает в разговор Дмитрий Жалнин. - Так что манна небесная не посыплется.

Пока юридически в зоне ответственности директора музея Владимира Перевалова и его коллег - лишь здание самого музея. Впрочем, областной бюджет предоставляет музею транши по региональным целевым программам. Больше того, по словам Татьяны Рыжковой, музею петроглифов помогают больше, чем любому другому собранию аналогичного статуса - в частности, в 2012 году ему утверждена выплата в размере 2 790 000 рублей. Миллион из них - это уже решено - отойдет в Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачева, который взялся за разработку научной концепции развития музея.

Еще 500 тысяч заложены на проектировку купола, который сохранит петроглифы от враждебного воздействия окружающей среды, а также варварства туристов.

Впрочем, деньги еще не получены, конкурс не объявлен, успеется ли все это до конца года - в этот срок транш нужно освоить - пока неясно. Дело в том, что задумка уникальная, и кто возьмется за проектировку и тем более, уже потом, за строительство - неясно. В наших краях организаций, имеющих лицензии на подобные работы, нет. Да и кто в России владеет таким опытом, затрудняются сказать даже специалисты. Еще один вариант - сделать из канозерского комплекса заповедник. Но и тут вопрос открыт.

Пока упрямому умбскому музейщику Перевалову могут предложить только одно - биться за сокровища Канозера самостоятельно. Например, подавать заявки на участие в федеральных программах по сохранению историко-культурного наследия. Шансы на внимание Москвы теоретически есть. Впрочем, конкурировать придется с музеями государственного значения, типа кремлевских. И удастся ли докричаться - большой вопрос. Беззащитные сокровища, ответственность за которые энтузиаст добровольно принял на себя, сами молить о помощи не могут. Их долгая жизнь, насчитавшая шесть тысяч лет, может оборваться на наших глазах.

Фото:
Фото:
Фото с сайта www.kanozero.net63.net
Татьяна БРИЦКАЯ.