Жизнь нам все время улыбается, просто не все видят эту улыбку. На подводных лодках служат настоящие гуманисты - если уж кто-то над кем-то и начал шутить, то все только дополняют и помогают.

Вышли в море на «Гепарде» - есть такой подводный корабль нашей «звериной» серии. Вывезли ученых в море на испытание какой-то уникальной акустической аппаратуры. И вот они ее испытывают, испытывают, испытывают - то всплываем, то погружаемся.

Но вот всплыли надолго, идут в надводном положении.

А в надводном положении по боевой готовности номер два народ в ограждение рубки лазит и воздухом дышит. На этом проекте предусмотрены два писсуара в ограждении. Они выглядят непривычно - очень маленькие и больше напоминают небольшие воронки. Они еще крышкой сверху прикрыты.

И вот народ уже вышел в рубку, подышал, и тут вдруг наверху появляется этот гидроакустический ученый с прибором. Заметили, что ученый что-то в ограждении рубки ищет. Его спросили: «Чего ищем-то?»

- Так вот тут надо бы связаться с центральным постом, - говорит в растерянности ученый, - где-то тут была связь.

- Связь? - тут же кто-то мимоходом подхватил. - Так вот же она - и указал на один из писсуаров. - Крышку приподнимаешь и кричишь в нее: «Центральный! Центральный!» Сказал и исчез в люке.

Ученый, оставшись один, постоял, подумал, осторожно, одним пальчиком, приподнял крышку, с сомнением наклонился к рожку и сначала робко, а потом все уверенней и уверенней заорал в него: «Центральный! Центральный!!!»

Тут опять кто-то рядом из люка вылез, а ученый все орет.

- Чего орем-то?

- Так вот, вызываю центральный, а он не отвечает.

- А-а-а… - сказали задумчиво, - ну, тогда, конечно. Но только вызывают центральный в этот рожок, а потом надо ухо приложить к следующему рожку и слушать ответ.

- Ах вот оно что! - обрадовался ученый. - А я-то думаю, чего ж он не отвечает! Вот, оказывается, как надо!

И начал он в один рожок орать, а потом бегать к другому слушать.

И тут вылезает наверх командир - к этому времени все уже насладились зрелищем ученого, зовущего центральный пост. Вылезает командир, и видит он следующую картину: ученый бегает от писсуара к писсуару и орет в один: «Центральный! Центральный!» - а потом он бежит к другому писсуару, прикладывает к нему ухо и слушает.

Сначала командир подумал, что ему это все почудилось - мало ли, туман, море, всякое бывает, но потом он решил спросить.

- А что вы тут делаете? - спрашивает командир.

- Центральный вызываю! - говорит раскрасневшийся от усилий ученый. - Сюда сказали кричать, а вот отсюда - слушать. Вот только что-то не отвечают.

Командир тоже был настоящим гуманистом. Он не стал ничего разрушать.

- Кричите, - сказал он ласково, - вам обязательно должны ответить.

Александр ПОКРОВСКИЙ, писатель