Главный дефицит в Никеле сейчас - велосипеды. У магазинчика в центре поселка сиротливо стоят под навесом четыре потертых железных коня. Цена подросткового «бэушного» велика - больше 9 тысяч целковых. Причина ажиотажа - весь двухколесный транспорт скупили... сирийцы.

О том, что Мурманская область стала транзитным коридором в Европу для сирийских беженцев, в конце прошлой недели сообщило известное западное издание - «Уолл Стрит Джорнэл». Признаюсь, поначалу информация о десятках выходцев с Ближнего Востока, пересекающих русско-норвежскую границу на велосипедах, показалась, мягко скажем, фантазией. И в Никель мы поехали проверять сенсацию.

- Да, их очень много, каждый вечер в магазинах встречаем, - говорит никельчанка Елизавета. - Вчера ездили с мужем в Норвегию, видели на пункте пропуска целую группу. Они, видимо, ждали решения миграционных властей. Сидели долго, кормили детей, и воздух буквально пропитался запахом «дошираков».

Впрочем, транзитом в Норвегию отправляются, как говорят в Никеле, не самые бедные люди. Это видно и по одежде, и по тому, какие суммы семьи беженцев готовы выкладывать за услуги русскоговорящих посредников и за те же велосипеды. В Никеле, кстати, цена двухколесного транспорта и так была значительно выше, чем в Мурманске. Здесь он очень популярен: многие предпочитают ездить в соседний Киркенес за покупками не на машине, на которую надо оформлять недешевую страховку, заполнять декларацию, а именно на велосипеде. Пешком через пункт пропуска Борисоглебск - Стурскуг не пройти - запрещено. А транспорт можно использовать любой. Отсюда и спрос на велики среди беженцев.

- На днях зашли двое мужчин в годах, смуглолицые, сразу видно, что не славяне, по-русски не говорили. Но с ними был русский сопровождающий, причем не наш, никельский, а явно приезжий. Мы же все друг друга знаем, - повествует Елена, кредитный менеджер одного из магазинов. - Спросили велосипеды. У нас как раз были два последних, довольно дорогих, по 17 тысяч рублей. Сопровождающий сказал: «Цена не важна».

Покупатели хотели расплатиться долларами, продавцы послали их в банк менять валюту. А пока те ходили, заметили брак: у одного из великов была отломана педаль. Но вернувшиеся гости махнули рукой: «Им же не кататься, а до границы и так сойдет, - пояснил русский. - Главное, шины им подкачайте».

Зачем покупать велосипед без педали за немалые деньги? На обычном рейсовом автобусе или в такси беженцам без шенгенской визы границу не пересечь - водителям, которые привозят таких мигрантов, в Норвегии грозит крупный штраф, тюремное заключение и лишение права въезда в страну до трех лет. Авиаперевозчики и вовсе при обнаружении такого пассажира обязаны за свой счет отвезти его обратно. Так что без визы и в самолет не пускают.

Российскую туристическую визу гражданам Сирии получить легче, ею и пользуются. Благодаря ей сирийцы легально прибывают и в пограничный Печенгский район, и в саму погранзону. Так же беспрепятственно они проходят погранконтроль и покидают российскую территорию. А дальше остается пересечь нейтральную полосу и обратиться к норвежскому пограничнику или офицеру полиции с просьбой об убежище.

По данным норвежского канала «НРК», основная масса беженцев - мужчины от 20 до 40 лет, то есть те, кто на родине рискует быть поставленным под ружье - войсками ли Асада, боевиками ли ИГИЛ.

Это подтверждают и никельчане: на улицах поселка им преимущественно попадаются мужчины-иммигранты. Уточню: нам с коллегой так и не удалось за целый день встретить сирийцев. Дело в том, что они стараются не останавливаться в Никеле, а сразу двигаться через границу. Ночуют лишь те, кто не успел пройти погранконтроль в часы работы пропускного пункта.

В Норвегии с велосипедом беженцу приходится расстаться: транспортное средство и документы у нелегалов забирают.

Как сообщили редакции «Мурманского вестника» в пограничном комиссариате Финнмарка, обычно через Стурскуг проходит в год 15 беженцев. В этом году их уже 190. Всплеск активности зарегистрирован в период май-сентябрь.

По данным наших источников, поток растет: если с января по июнь границу пересекли около 50 сирийцев, то за один июль - более 70.

Выбор Мурманской области в качестве транзитной зоны связан и с финансами. Перебраться в Западную Европу через наши края выходит втрое-вчетверо дешевле, чем через, например, Грецию. Ведь, повторю, шенгенскую визу в этом случае оформлять не надо. И попадаешь сразу в благополучную Норвегию, известную лояльностью к беженцам.

Правда, по дороге сирийца могут ободрать как липку и наши сограждане. Так, иные таксисты за путь от Мурманска в Никель требуют с беженца... до 70 тысяч рублей. Плюс услуги переводчиков. Находят этот канал миграции с помощью соцсетей и сарафанного радио.

Норвежский фотокор Терье Абельсен, который любезно предоставил нам фото, запечатлел тот момент, когда сириец вышел из пропускного пункта Стурскуг. Правда, норвежский закон строго подходит к праву человека на изображение, поэтому лицо героя заштриховано - согласия на публикацию фото он официально не давал.

Через минуту его велосипед отправится на склад. А сам мужчина - в лагерь, в Осло. Там в течение нескольких месяцев решится судьба его и товарищей по несчастью. Квота Норвегии на беженцев - 8 тысяч человек, и она еще не исчерпана, так что можно с уверенностью говорить: все те, кто сейчас пересекают границу в Борисоглебске, убежище получат.

Татьяна БРИЦКАЯ. Никель - Мурманск