(Продолжение. Начало в № 127, 131, 135, 139)

Порадовала стоящая неподалеку от музея редакция главной и единственной газеты Фолклендов под названием «Пенгвин ньюс» («Пингвиньи новости»). Газета объемная и увесистая, но, похоже, распечатана на обычном принтере. А сама редакция помещается в одноэтажном бараке с низким крылечком. Тянуло зайти, пообщаться с коллегами, но время поджимало, и мы отправились к порту, где уже собирались наши соэкскурсники.

Редакция газеты «Пингвиньи новости».

Сначала нас распределяют по микроавтобусам и везут по ровному, как стол, шоссе, которое, впрочем, быстро заканчивается. Дальше идет грунтовая дорога такого отвратительного качества, какое редко встретишь и в российских деревнях. Микроавтобусы останавливаются, и к ним подкатывают пятиместные джипы-внедорожники. Перед тем как пересадить в них, каждому пассажиру приклеивают на одежду ярлычок с именем водителя. Это на случай, если мы вдруг затеряемся на фолклендских просторах. Шофера нашего зовут Джон, а соседом по джипу оказывается молодой и молчаливый перуанец.

Скоро кончается и грунтовка, джип скачет по кочковатому лугу, поросшему густой травой. Обозревать в таких условиях окрестности не слишком удобно, но удается заметить помимо овец несколько маленьких экскаваторов, которые выгребают, как я понимаю, торф, - он используется островитянами для отопления по причине дефицита угля и дров.

Вот такая в Порт-Стэнли набережная.

И наконец, бухта Блафф-Коув, конечная цель более чем часовой поездки по пересеченной местности. Разбитые, в синяках, выходим из джипов и замираем. Все лукоморье, открывающееся перед нами, усеяно пингвинами. Большей частью это порода генту - они маленькие, взрослому человеку примерно по пояс, но есть и семейка королевских, те покрупнее и повеличавее, держатся особняком. Водители джипов торопливым шепотом дают нам последние указания: птиц не кормить, не шуметь и ни в коем разе не заходить за камни, которыми выложена разделительная линия, - после чего удаляются. Остаемся с пингвинами с глазу на глаз. Раньше мы их видели только в зоопарках и океанариумах, но на Фолклендах они у себя дома. Им не сильно нравятся люди, вторгшиеся в их владения. Карапузы-генту ведут себя нагло и задиристо - растопырив крылья, шипят и смешной развальцей, но довольно-таки ходко прут прямо на человека, если он им чем-то не приглянулся. Не знаю, больно ли клюется пингвин, проверять не захотелось. Тем более они тут хозяева, а мы - кратковременные гости. Отступаем, делаем успокаивающие жесты: тихо, ребята, тихо, мы сейчас уйдем, а вы останетесь.

Королевские пингвины в бухте Блафф-Коув.

Людям-то можно объяснить, что за цепочку камней заходить нельзя, но как объяснишь пингвинам? Они то и дело покидают свою чисто номинальную загородку, разгуливают по зеленым холмикам. Для приезжих это радость: можно, не нарушая запретов, сфотографироваться рядом с птицами. Справедливости ради надо отметить, что не все пингвины одинаково драчливы, есть среди них и флегматики. Вон даже лежат на земле распластавшись, будто загорают. Подходишь - недовольно косятся, но вставать им лень, милостиво разрешают щелкнуть фотокамерой.

Какой в дышло канал «Дискавери»! Наяву и вживую все гораздо ярче, зрелищнее, необыкновеннее. Вдобавок погода сегодня задалась - весь день светит солнце, нам жарко в куртках. Океан гладок, как патриархальный пруд. Это притом что даже летом, в относительно спокойную пору, далеко не всем кораблям удается высадить пассажиров на этих островах. Небольшой шторм - и катера к берегу уже не пристанут, опасно.

Типичная английская телефонная будка.

На знакомство с пингвинами отведено три четверти часа. Наскоро пьем кофе в харчевне, что стоит тут же, у побережья. Практичные хозяева продают хэнд-мэйд: шапки из овечьей шерсти и самодельное варенье из ягоды, которая растет только на Фолклендах. Такое варенье, хоть и стоит оно рублей четыреста за небольшую банку, нельзя не купить даже в условиях самой жестокой экономии. В последний раз оглядываемся на пингвинье стойбище - и назад, в джипы. Это было очень красивое и очень трогательное приключение!

Покупаем в единственном островном супермаркете на десять английских фунтов сыр, печеньки, нарезку и пару бутылок пива, выбираем местечко, где нет овечьего дерьма, садимся на травянистом склоне неподалеку от гавани, жуем и смотрим на океан. Нам говорили, что острова эти неуютны и неприветливы, продуваемы антарктическими ветрами, но нас они встретили по-доброму. Пожалуй, первая с начала путешествия точка, куда есть огромное желание вернуться еще раз.

(Продолжение следует.)