(Продолжение. Начало в № 127, 131, 135, 139, 143)

Во всех справочниках написано, что самый южный город мира - Ушуайя. Мы высаживаемся там ранним утром под проливным дождем. Увы, безрадостный прогноз сбывается абсолютно: с неба льет как из ведра, и дождевики, которыми мы предусмотрительно запаслись, приходятся очень кстати. В придачу к дождю еще и сильный ветер. Он треплет тонкий полиэтилен, отчего полы дождевиков задираются, пропуская влагу, а капюшоны залепляют глаза. Проходим по пристани и встречаемся с человеком, который вызвался быть нашим гидом по острову Огненная Земля.

Юрию Андрущаку (пока верстался номер, пришло известие о назначении Юрия Андрущака почетным консулом РФ на Огненной Земле) - за пятьдесят, но выглядит он крепким и моложавым. Он среди путешественников личность известная. Я бы назвал его самым южным в мире русским. Хотя насчет чистокровного русского… Даже по-испански Юрий говорит с мягким украинским акцентом, по отцу он украинец, а детство и отрочество прошли в Ровенской области. Жена, кстати, тоже украинка, преподает в танцевальной школе. Как утверждает сам Юрий, супруга на испанском изъясняется настолько чисто, что никто в Ушуайе не верит, что она не местная.

Двор каторжной тюрьмы.

Судьба Юры - сюжет для романа. Работал строителем под Тулой, потом захотелось романтики, окончил морской техникум и вышел в свой первый рейс на рыболовном траулере. Дело было в не самом добром 92-м году. Траулер с грехом пополам дошкандыбал до южных берегов Аргентины, где фирма-владелец вследствие своего разорения благополучно кинула его со всем экипажем. Выбирались кто как мог, а Юра подумал: что делать дома? В стране развал и разруха, перспектив никаких. Так и остался в Ушуайе. По его словам, на тот момент не знал никаких иностранных языков, кроме ломаного английского, но жизнь заставила выучить испанский. Будучи опытным строителем, сам себе возвел дом. Жена поверила в светлое аргентинское будущее и через год переехала к мужу.

Спрашиваю у Юрия: а сколько всего русских в Ушуайе? Отвечает: человек двадцать. Появление каждого нового соотечественника - событие. На днях в ушуайский госпиталь попал русский моряк, который на испанском - ни слова. Юра приехал, помог объясниться с врачами. А еще он активно контактирует с яхтсменами, географами, культурными делегациями - словом, со всеми, кого судьба заносит на Огненную Землю. Юра здесь - еще и ответственный за русскость, если можно так выразиться. У него два паспорта: аргентинский и российский, а в отеческих краях он старается бывать как можно чаще.

Естественные декорации для фильма «Выживший» с Ди Каприо.

Делится советом, что в России главное - не перепутать паспорта. А то заехал как-то в Ростов-на-Дону, и его по непонятной причине остановил полицейский наряд. Попросили предъявить документы, и он по рассеянности вытащил одновременно оба паспорта. Чуть за шпиона не приняли - хорошо, разобрались и отпустили с миром.

Юра ждет нас под зонтиком у края причала. Мы договорились, что он покатает нас на своей машине, просторной, на семерых, по самым интересным местам Огненной Земли, до которых есть возможность добраться с учетом краткости нашего пребывания здесь. Но вид у Юры виноватый - машина, как выясняется, сломалась. Приуныть мы не успеваем, потому что он говорит: это ничего, сейчас возьмем такси и будем кататься. Русский размах и русский оптимизм! Наш знакомый - из тех, кто слово свое держит, невзирая на обстоятельства.

Таксисты кучкуются в двух шагах от гавани. Юра широким жестом показывает на стоящие автомобили: выбирайте! Мы предоставляем выбор ему, и он за полминуты договаривается с шофером-аргентинцем. И вот мы уже едем по самому южному городу планеты. Юра рассказывает, что, когда он прибыл сюда в начале 90-х, Ушуайя слыла малонаселенным захолустьем. Еще раньше городок был знаменит разве что тюрьмой для особо опасных преступников, а неподалеку от него находился рудник, где заключенные отбывали трудовую повинность. Тюрьма и сейчас остается главной достопримечательностью Ушуайи, но по прямому назначению давно не используется - в ней теперь музей. Внутрь мы заходить не стали, решили сэкономить время - сфотографировались во дворе на фоне угрюмых стен с крошечными оконцами и поехали дальше.

Въезд в Ушуайю.

Ушуайя - великолепный пример того, как делать деньги фактически из ничего. Власти провинции сообразили, что на бренде «Конец света» можно заработать. И заработали. Сейчас это туристический регион. Погуглите - сколько в Интернете фотографий на фоне знаменитого знака «Fin del Mundo»? А сколько желающих получить свидетельство о пребывании на краю мира? Есть еще самая южная на свете железная дорога (та, по которой раньше перевозили каторжан), по ней ходит паровозик под старину. Паровозик само собой называется «Поезд конца света» и прибывает он на станцию Конец света. Конец света здесь везде - это и есть наживка, манящая к Ушуайе всех, кто в состоянии до нее добраться. В качестве добавки можно также посмотреть ледники, прогуляться по национальному парку «Tierra del Fuego» - но это так, мелочь. Приятный бонус к ощущениям, что ты побывал в городе, дальше которого - только безжизненные ледяные пустыни.

В Ушуайе живет около 80 тысяч человек. Как и Пуэрто-Игуасу, он ориентирован на приезжих. Население работает в гостиницах, ресторанах, экскурсионных бюро. В том, что касается сопровождения русскоязычных гостей, Юра, можно сказать, монополист. Излагает складно, как профессиональный гид (даром, что начинал здесь портовым грузчиком), и программа у него отработанная. Для начала то, что называется модным термином «сити-тур»: едем по городу, смотрим на отель, где останавливался Ди Каприо, когда в округе снимали «Выжившего», на указатель с названиями городов и расстояниями до них… До Москвы отсюда - 15 с половиной тысяч километров по прямой, а до Оленегорска - почти 16 тысяч. Две пятых длины экватора!

(Продолжение следует.)