(Продолжение. Начало в № 60, 64, 65, 68, 72.)

3. Новая жизнь древней святыни

На фундаменте из дикого камня

Поначалу планировалось, что для иконостаса новой церкви будут использованы иконы из старой. Но вскоре выяснилось, что это невозможно. «Из них, - пояснял Щеколдин, - сомнительно, чтобы хотя некоторые были более или менее приличны...

По ликам их ходила рука старого живописца, и поэтому лица… отпечатываются от давноты в тусклом виде, и большая часть их, особенно в паперти, совершенно почти оперхала (осыпалась, облупилась. - Д. Е.), и требует новой живописи. Кроме того, чтобы их поставить в иконостас… много препятствует неодинаковость их в размере». В итоге для нового храма иконы пришлось писать заново.

Общая длина всего сооружения, имевшего в основании вид креста, с алтарем, притвором и папертью составила 28,8 м, высота средней части - 8,5 м, алтаря и притвора - 4 м с четвертью, колокольни со сторожкой - 4,5 м, паперти - 2,8 м. Крыша была жестяной.

«Церковь выстроена из толстых сосновых бревен на фундаменте из дикого камня и с таким же цоколем, - поясняли «Архангельские губернские ведомости». 25 августа 1874 года настоятель Архангельского соборного прихода протоиерей Иннокентий Попов освятил ее во имя князей-страстотерпцев Бориса и Глеба. Тогда это был лучший храм на Кольском полуострове.

Борисоглебский храм в Пазреке. 1902 г. Фото из журнала «Живописная Россия».

Поражает всякого посещающего

Русский консул в Северной Норвегии Дмитрий Бухаров в 1885 году писал: «Вновь построенная церковь, красота ее архитектуры, блеск позолоты внутри этого самого северного в мире православного храма, колокольный звон, обширные не в меру… хоромы причта поражают всякого посещающего ее иностранца и служат вещественным на границе признаком нашего владычества».

Возродившийся в 1886 году Трифонов Печенгский монастырь предполагал со временем устроить в Пазреке монашеский скит. Но в ту пору эти планы не осуществились. И главной задачей храма продолжало оставаться окормление лопарской паствы.

«Пазрецкая церковь, - рапортовал в 1895 году епархиальному начальству кольский благочинный, протоиерей Александр Попов, - построена не потому, что Пазрецкий поселок построен на границе с Норвегиею, и что этот поселок имеет громадное значение для православия, а потому, что здесь некогда проживал преподобный Трифон Печенгский, который сам ли лично, или после него построили печенгские монахи, церковь для лопарей, которая существует и доселе.

Для тех же лопарей не только построена новая церковь, но и открыт приход, по изволению великого князя Алексея Александровича. Деятельность этой церкви тем и ограничивается, что служит светочем для православных лопарей пазрецких и нявдемских, подданных норвежских. Другого значения она не имеет».

Прежнее церковное здание, со временем тоже подновленное, осталось стоять рядом и постепенно превратилось в своего рода музей, где хранились раритеты: старинный иконостас, древние деревянные подсвечники, а также кадило и облачение, принадлежавшие, как считалось, самому преподобному Трифону.

Евангелие XVI века из пазрецкой церкви.

Сам климат защищал

Журналист Евгений Кочетов, сопровождавший в 1894 году министра финансов Российской империи Сергея Витте в его поездке на Мурман, описывал старый храм так: «Это святыня… Это первая православная церковь на Мурмане, выстроенная самим св. Трифоном по его указанию и при помощи лопарей, рубивших и сплавлявших сюда бревна по реке.

Церковь внутри и снаружи недавно выстругана, имея оттого совершенно новый, вводящий в заблуждение вид, но что она простояла так долго и притом не слишком предалась порче особенно снаружи, нет ничего удивительного. Здешний климат при двух месяцах тепла имеет свойство щадить от гниения, особенно нежилые и неотапливаемые постройки…

В алтаре этого первого православного храма находятся священнические одежды св. Трифона, его евангелие и крест, церковные книги и много (так же как и в самой церкви) икон весьма добропорядочного греческого письма, из коих некоторые, надо думать, были уже древними в XVI столетии и шли сюда, как из Соловков, а, следовательно, и из Москвы, так привезены и из Новгорода самим святителем».

Летом 1901 года Пазреку посетил епископ Архангельский и Холмогорский Иоанникий. По его распоряжению часть реликвий из старой церкви была отправлена в город на Северной Двине. «Рукописное святое Евангелие, оловянные… дискос со звездицею, потир, блюдце с изображением Знамения Божией Матери, лжица медная и два холщовых покровца» перекочевали в епархиальное древлехранилище.

После революции в судьбе пазрецких святынь произошли изменения. Архангельское собрание церковных древностей было национализировано и разделено между архивами, музеями и библиотеками. Большая часть наиболее ценных рукописных книг попала в фонды библиотеки Академии наук в Санкт-Петербурге. Именно там и хранится ныне Евангелие XVI века из древнего храма на реке Паз.

(Продолжение следует.)