(Продолжение. Начало в № 60, 64, 65, 68, 72, 76, 80, 84, 87, 91, 95, 99, 103, 107, 111, 119, 123)

13. Турбаза рядом с храмом

За два десятилетия финского владычества российский след на этих землях постарались свести к минимуму. В октябре 1944-го, когда Красная армия освободила анклав на левом берегу реки Паз, ничего, кроме церкви, освященной в честь первых русских святых, не напоминало о том, что в прежние времена здешний край принадлежал России.

Скандинавский безвиз

И старого храма - того самого, первоначального, что был возведен преподобным Трифоном, - уже не было. Не было и жителей. Финны эвакуировали саамов, запуганных ужасами, якобы ожидавшими их с советскими войсками, на коренную территорию Суоми.

«В районе нет сельского населения», - констатировал председатель мурманского облплана Горелов в пояснительной записке к проекту административного деления Печенгского района, составленной вскоре после Победы. Остался лишь «новый», освященный в 1874 году храм, соседствовавший с развалинами разоренных лопарских хижин и свалкой трофейного оружия.

Впрочем, сама церковь, с учетом антирелигиозной политики советского государства, с течением лет тоже вполне могла превратиться в развалины, стать свалкой строительного мусора. Но история совершила еще один поворот…

Оркестр в Борисоглебском баре. 1965 г.

«Поездка в Борисоглебск с семьей, оставившая яркие воспоминания, - рассказывала уже в наши дни жительница норвежского приграничья Сив Гамнес об одном из самых памятных впечатлений детства. - Мы сидели в кафе, и меня передавали над столом от одного человека к другому. Я «парила» в воздухе, и подо мной были большие чайные чашки. Возможно, страх упасть на одну из них позволил этому воспоминанию не исчезнуть, хотя я была очень мала».

Так было. После ввода в эксплуатацию построенной совместно со Страной фьордов Борисоглебской гидроэлектростанции отношения между СССР и Норвегией были на подъеме. На этой положительной волне и родилась, вероятно, мысль об открытии границы у храма Бориса и Глеба.

Сначала с таким предложением выступили советское общество «СССР - Норвегия» и норвежское - «Норвегия - СССР». Их инициатива нашла понимание в руководстве обеих стран. 6 января 1965 года Совет министров СССР особым распоряжением, по взаимной договоренности с норвежской стороной, открыл безвизовый доступ на левый берег реки Паз туристам из Скандинавии.

На поселок энергетиков Борисоглебский, находившийся на другом берегу, зона не распространялась. Тем не менее подобный опыт безвиза был для Страны Советов уникален. Желающие посетить окрестности церкви Бориса и Глеба предъявляли при пересечении границы обычные паспорта. Больше - ничего.

Косметический ремонт

29 марта 1965 года Мурманский облисполком решил организовать рядом с Борисоглебской церковью турбазу для иностранных туристов. 18 апреля 1965 года «Полярная правда», со слов его председателя Николая Коновалова, сообщила, что «в живописном местечке туристы получат все условия для отдыха, прогулок по берегу, для проведения досуга за рыбной ловлей на реке Паз, смогут полюбоваться видом на Борисоглебскую ГЭС».

Реставрация Борисоглебской церкви. 1965 г.

Документы, хранящиеся в Государственном архиве Мурманской области, позволяют проследить, как развивалась ситуация. Организацией турбазы занимался Интурист вместе с пограничниками и местными мурманскими властями. Изначально было два проекта.

Первый: сделать полный ремонт Борисоглебского храма и полностью воссоздать его внутренний интерьер, в том числе и колокольню. Второй предусматривал только косметический ремонт и организацию в храме выставки икон, а также современного прикладного искусства.

Поскольку первый вариант требовал больших вложений и длительного времени, решили остановиться на втором. В церкви разместили иконы, привезенные из Государственного Русского музея, Музея древнерусского искусства имени Андрея Рублева, Загорского историко-художественного музея-заповедника. В том числе образы Николая Чудотворца с житием и Параскевы Пятницы, созданные еще в XVI столетии.

Многие материалы предоставил областной краеведческий музей. Тут же продавались шкатулки из Палеха, Федоскина, Мстеры, косторезные изделия, богородская игрушка, сувениры из Хохломы. Поблизости находился бар-ресторан, переоборудованный из казармы пограничников, гостиница, стоянка для автомобилей, АЗС и детская площадка.

(Продолжение следует.)