(Продолжение. Начало в № 127, 131, 135, 139, 143, 151, 155, 159, 163, 166)

Внутренний рейс

Подъем - в половине четвертого утра. Понятно, что без завтрака, но есть надежда, что покормят в самолете. Наш перевозчик - крупнейшая авиакомпания Южной Америки «LATAM». Я одно время думал, что ее назвали так в честь одного из пионеров мировой авиации Юбера Латама, но вскорости дошло, что это всего лишь сокращение слов «LATina AMerica». Впрочем, как все авиакомпании на этом континенте, «LATAM» ненадежен, и мы опасаемся неприятных сюрпризов.

Переходим с вещами через неширокую улицу - и вот уже аэропорт. Как и везде, кроме России, вход в здание абсолютно свободный, никаких вышибал. А о предполетном досмотре в странах Южной Америки требуется сказать отдельное слово. И в Аргентине, и в Чили (больше ниоткуда не вылетали, утверждать не берусь) он настолько поверхностный, что пронести в самолет можно хоть ведро жидкости. Мы однажды по оплошности забыли в ручной клади полуторалитровую бутылку воды, обнаружили уже на ленте, вынули, показали досмотрщице. Она только головой кивнула: итс о´кей. Мы тогда решили, что она поступила так по доброте душевной, ну и чтобы побыстрее от нас отвязаться, но потом увидели стенд с перечнем запрещенных к провозу предметов и веществ. Слово «жидкости» на нем было заклеено скотчем. Это притом что в некоторых странах Европы отбирают даже стограммовые пачки с фруктовым соком для ребенка.

Самолеты из Сантьяго на остров Пасхи летают всего дважды в день и, соответственно, дважды в день возвращаются. Есть еще еженедельный рейс с Таити. Но Таити - заморская территория Франции, и, чтобы попасть туда, нужна специальная виза. А рейс из Сантьяго считается внутренним, так как остров Пасхи, он же Рапа­Нуи, формально - часть Чили.

Входить-то входит, однако имеет особый статус. Перед вылетом необходимо заполнить специальную форму, приложив к ней обратный билет и бронь жилья на острове. Эту форму чиновник в будке, очень похожий на пограничника, штампует так же, как обыкновенный пограничник штампует паспорт. Без этого не пустят.

Вывеска над аэропортом.

Не место, а загадка

Остров Пасхи - уникальное место. Одно из самых неразгаданных на Земле, а также самое удаленное от прочих обитаемых мест. От ближайшего населенного пункта на острове Питкэрн (тоже та еще тмутаракань!) его отделяет почти две тысячи километров, а от чилийского побережья - 3700. Такой уединенности нет больше нигде на свете. Эти-то 3700 километров, от Сантьяго до центра самого пустынного сектора Тихого океана, нам и предстоит сегодня преодолеть. Вокруг темень, и, как при недавнем полете в Буэнос-Айрес из Барселоны, немного жутковато осознавать, что в ближайшие пять часов под нами будет сплошная вода.

Рапа­Нуи влечет искателей приключений из разных уголков мира. Чисто теоретически добраться туда можно и водным путем, для этого надо либо купить билет на кругосветный круиз, который длится месяца четыре и стоит больше миллиона рублей, либо снарядить хорошую крепкую яхту, что не менее затратно. Для большинства простых смертных воздушная трасса - единственный способ. Поэтому латамовский авиалайнер, хоть он и самый просторный из всех виденных мною доселе (три ряда по три кресла в каждом), заполнен под завязку. Слышится английская, немецкая, японская, русская речь… На остров Пасхи летят все, кто может.

Хоть и не выспались ночью - сна ни в одном глазу. Зудит волнение, хочется побыстрее долететь и посмотреть, что же там, в загадочном мире. Время на острове - на два часа назад по сравнению с континентальным. То есть теперь разница с домом у нас - восемь часов. Но поскольку мы путешествуем в другом полушарии уже больше трех недель, успели адаптироваться, и переход в следующий временной пояс совершается безболезненно.

От Матавери до кабаньи

Около половины десятого утра по местному самолет садится в аэропорту Матавери. Это единственная воздушная гавань острова. Она возникла случайно - благодаря американцам, которые в прошлом веке решили устроить запасную площадку для аварийных посадок своих космических челноков. Так как делом занималась НАСА, к решению вопроса подошли со всей основательностью. Взлетно-посадочная полоса имеет даже избыточную длину для гражданской авиации, а качество ее не вызывает нареканий.

Выходим из салона, и сразу накатывается влажная тропическая жара, почти такая же, как в аргентинско-бразильских джунглях. Ни автобусов, ни трапов-языков нет, да они и не нужны. Здание аэропорта - в трех десятках шагов. Перед ним стоит медсестра и бесконтактным градусником измеряет у всех прибывших температуру. Она без маски, делает все быстро и, как видно, для галочки. Ни к кому из пассажиров претензий нет, и, судя по цифрам, которые она тут же и озвучивает, температура у всех, скорее, пониженная. Не то градусник врет, не то сказывается зной, от которого пот течет ручьями и, соответственно, охлаждает кожу.

Кабанья «Тортуга». Дворик.

Аэровокзал Рапа­Нуи - любимый объект доброй иронии в интернет-сообществах. Фотографии зала ожидания, представляющего собой навес на столбах, попадались мне часто. Снаружи аэропорт и впрямь выглядит неуклюже, зато внутри его не отличишь от аналогичных сооружений в уважающих себя городах. Все чисто, свежо, модерново. Нет разве что багажной ленты, и чемоданы приходится выковыривать из завалов. Пока занимаемся розысками наших вещей, половина прилетевших пассажиров успевает выйти наружу, толпа рассасывается. Читали, что, прибывая на остров Пасхи, проходишь строгую процедуру досмотра: таможенники изымают скоропортящиеся продукты, ищейка обнюхивает сумки на предмет наркотиков и взрывчатки. Но, похоже, в нынешнем путешествии никто не хочет относиться к нам строго. Не замечаем ни таможенников, ни ищеек - нам просто открывают воротца, и мы выходим из аэропорта наружу.

Там уже ждет шустрый паренек, тарахтящий и по-английски, и по-испански. Жилье на Рапа­Нуи мы присмотрели себе заблаговременно, списались с хозяевами, и они пообещали прислать машину. Это обычная практика для острова. Несмотря на то, что тут все рядом и аэропорт находится в черте города, своих гостей отельеры встречают персонально - либо сами, либо нанимают для этой цели родственников или знакомых. Вот и наши поступили так же. Мы, правда, не поняли, кем приходится им этот парнишка, равно как и не разобрали его имени - уж слишком быстро он трещал, пока усаживал нас в автомобиль и вешал нам на шеи венки из желтушных, слабо пахнущих цветов. Это еще одна местная традиция. Есть такое в некоторых странах - например, на Мальте (там, когда прилетаешь, встречают барышни в национальных одеждах и одаривают букетиками).

Думали, что домчимся моментально, расстояние от Матавери до нашей кабаньи, как именуются здесь частные гостиницы, всего километра два. Но парнишка повез нас кругами, через все улицы, показал, что где, и прочел малопонятную лекцию о прошлом острова Пасхи. Заехали заодно и в контору, где продают билеты в национальный парк. Раньше эта контора работала прямо в аэропорту, потом зачем-то перенесли.

Столица Рапа­Нуи называется Ханга-Роа. Если произносить в соответствии с правилами испанского языка, то «х» надо отбросить, но слово не испанское, оно пошло из местного наречия, поэтому стану писать так, как его пишут в большинстве случаев. Это единственный населенный пункт на острове. Есть еще отдельные постройки, разбросанные то тут, то там, но вся социальная инфраструктура сосредоточена именно в Ханга-Роа. Инфраструктура немаленькая. Множество магазинов, россыпь ресторанчиков, музей, почта, банк, церковь, островная администрация, офис «Латама» и так далее. Ханга-Роа - это, конечно, деревня, но деревня со всеми атрибутами города.

Наша кабанья носит гордое имя «Тортуга», то есть «Черепаха». Почему так, не знаю, черепахи на острове вроде как не водятся. На гостиницу она не тянет - просто хозяева построили у себя в саду подобие барака, разделили его на две половины, которые и сдают туристам. Правая половина отведена нам, левая - прилетевшим с нами в одном самолете чилийцам. Сами владельцы живут в двухэтажном особнячке с наружной лесенкой и просторной террасой. Хозяйку зовут Малена, у нее муж, маленький ребенок и куча живности, из которой она особо выделяет пса по кличке Бини. На дверях кабаньи висят таблички с инструкциями, в которых просят гостей быть с Бини вежливыми и обходительными. А еще - не пугаться, когда на крышу барака будут падать кокосы. Это предупреждение не лишено смысла - в саду растут банановые и кокосовые пальмы, прямо как на песенной Чунга-Чанге.

Интерьеры комнат мы оценить пока не можем - Малена извиняется, говорит, что не закончила уборку, просит подождать часа два. Оставляем багаж на хозяйской террасе и уходим гулять по столице. В первую очередь нас интересуют продмаги, ведь надо же чем-то питаться, а цены в островных тошниловках - заоблачные. Мы нарочно сняли апартаменты с кухней и холодильником - на острове Пасхи дешевле покупать продукты в магазинах и готовить самим.

(Продолжение следует.)