(Продолжение. Начало в № 127131135139143151155159163166170174178182186190194 за 2020 г., № 1, 4 за 2021 г.)

Ночь без сна

Очередная почти бессонная ночь. Вплоть до рассвета усиленные поиски хоть какой-то лазейки, чтобы улететь. Из одной части света в другую, наискосок через Южную Америку, а затем через океан - не ближний свет. А если еще денег в обрез? А если Интернет мельтешит сообщениями, что небо над Европой с завтрашнего дня будет закрыто наглухо?

Когда на улице уже светает, подбираем совершенно безумный маршрут с двумя промежуточными точками, в преодолимости которого совсем не уверены. Но он выглядит оптимальным и должен привести нас в обход законопаченной и свихнувшейся от коронавируса Европы прямиком в Москву. Она, говорят, тоже изрядно одурела, но все-таки Родина. Вместо завтрака часа полтора кемарим, после чего - сборы и чек-аут.

Вылет у нас теперь - в два часа ближайшей ночи. Впереди целый день, и возникает мысль провести его не в зале ожидания аэропорта. Списываемся с нашей чилийской знакомой Катей Бабичевой: можно ли устроить экспресс-тур по Сантьяго, чтобы скоротать время до вечера? Катя отзывается оперативно, обещает найти шофера и машину. В обычные времена вот так, с кондачка, экскурсию не заказать, но нынче все по-другому. Туристов нет, и за нами заедут через час.

Ждем в вестибюле гостиницы. Пока есть вай-фай, списываемся с Лешей, надо же узнать, как они с матерью добрались. Леша отвечает, что прилетели с острова вторым самолетом около полуночи. Сегодняшним утром он успел поругаться с «Иберией», и ему вроде как обещали поискать места на каком-то из завтрашних рейсов в Мадрид. Леше с мамой в этом отношении легче - у них перелет Барселона - Москва намечен на 23 марта. Как раз успеют добраться из Мадрида до Барсы, уж внутри-то Испании транспорт не остановился. А нам с нашими билетами из каталонской столицы до Питера, взятыми на 29 марта, не брезжило ничего. Как утверждают, выход из аэропортов в Испании для иностранных пассажиров запрещен. Не знаю, насколько это правда и насколько это жестко, но сидеть неделю в аэропорту - врагу не пожелаешь. Потому и летим мы, согласно разработанному ночью новому плану, черт знает какими зигзагами, но, по крайней мере, до России-матушки.

Предлагаю Леше присоединиться к экскурсии. Они с матерью поселились в соседнем отеле, в трех минутах езды, - судьба продолжает нас связывать. Соглашаются. А через полчаса подруливает Катя на автомобиле, за рулем которого сидит похожий на мумию водитель: в маске, перчатках и еще каких-то причиндалах для надежной биологической защиты. Загружаемся в машину и едем смотреть Сантьяго.

Фонтан на центральной площади.

Сантьяго выглядел мертвым

Экскурсия по городу, который выглядит мертвым и покинутым, - это, скажу вам, незабываемо. За шесть дней, что мы здесь не были, все вокруг изменилось разительно. Закрыты театры и стадионы, храм Бахай и католические соборы, столичный музей Пабло Неруды (в который мы так хотели попасть - в пару к вальпараисскому), оригинальнейший музей искусства доколумбовой эпохи, парки, самый высокий небоскреб Латинской Америки Гран Торре Костанера и даже холм Сан-Кристобаль, лучшая смотровая площадка Сантьяго.

Да что там музеи и холмы - не работает ни одно общественное заведение, за исключением продовольственных торговых точек. Так как утром мы остались без завтрака, в желудке урчит, но перекусить негде. Все, что может сделать Катя, - попросить шофера довезти нас до супермаркета. Там покупаем по сэндвичу - это и есть наш сегодняшний завтрак, он же обед. На ужин, который предстоит уже в аэропорту, покупаем пачку чипсов. Согласен, гадость, но больше нечего. Все остальное либо испортится, пока катаемся по солнцу, либо его проблематично будет съесть в зале ожидания, держа на весу и не испачкавшись.

Леша затаривается тремя бутылками писко. Он уже считает, что сегодняшний день прожит не зря. Лидия Ивановна ворчит, но добродушно - видно, что привыкла к капризам сына. Мы же хотели напоследок купить каких-нибудь чилийских сувениров - например, знаменитые местные носки с медной нитью, - но сувенирные лавки не работают. Так и останется на память о Чили только трехногая глиняная свинка из Вальпараисо да несколько купленных тогда же открыток.

Выходим из машины в центре, у нас двухчасовая прогулка на свежем воздухе. Тепло, наше семейство в футболках, Леша в легкой куртке, лишь его мать кутается в пальто. Катя повторяет то, что нам уже известно: эта часть Сантьяго - наиболее мафиозная, поэтому надо особенно следить за сумками, кошельками и мобильными телефонами. Формальное предупреждение, думаем мы. И ошибаемся. Минут через пятнадцать, едва проходим через пропахшее морепродуктами здание рыбного рынка, чудом еще не закрытое, как Лидия Ивановна спохватывается. У нее из кармана пропал дорогой айфон. Выудили настолько ловко, что и сама не почувствовала, и никто из нас шестерых ничего не заметил. Профессионалы воровского дела! И коронавирус их не берет…

Прогулка подпорчена, Катя ахает и сокрушается, но случившегося не поправить. То, что пропадает в центре Сантьяго, пропадает навсегда. Можно только радоваться, что уцелели банковские карты и деньги. Остается продолжить ознакомление с достопримечательностями. Пока идем к памятнику основателя Сантьяго Педро де Вальдивия, покупаем с уличного лотка килограмм чилийской клубники. Вот и дополнение к ужину!

Клубника настолько великолепна, что нельзя было пройти мимо. Возможно, это лучшая клубника, которую я когда-либо видел. Там же, рядом, продают традиционный безалкогольный напиток, состоящий из густого персикового сока и вареных пшеничных зерен. Пробую. Необычно! Правда, пшеницы, на мой взгляд, многовато: продавец, облаченный в халат с капюшоном, очки и респиратор, насыпает ее в бумажный стакан щедро. Сока получается от силы треть, остальное приходится выгребать ложкой на ходу.

Катя Бабичева - наш человек в Чили.

Где легла за землю лошадь

Конкистадор Педро де Вальдивия основал Сантьяго в 1541 году. Местность, где находится ныне Чили, в те века не считалась перспективной, здесь не нашли ни достаточных запасов золота, ни других ценившихся тогда природных богатств. Поэтому земля долго оставалась неосвоенной. Сюда и добраться было сложно - требовалось или перевалить через Анды, или пройти с севера через убийственную по своей засушливости пустыню Атакама. Но Вальдивия прорвался и стал первым губернатором чилийской колонии. Место для центра Сантьяго он, по легенде, выбрал очень простым способом - пустил с холма свою лошадь и стал наблюдать. Там, где она легла на землю, и возник центр города. Лошадь за выдающиеся топографические заслуги удостоилась быть запечатленной в виде монумента вместе со своим владельцем, которого, опять же если верить преданиям, казнили и съели коренные чилийские индейцы мапуче.

Но все это очень давняя история. Гораздо большее впечатление производит президентский дворец. Нет, сам он довольно невзрачен, и к нему тоже сейчас не подобраться, огорожен заборами. Но с ним непосредственно связаны события 1973 года. Вот бюст Сальвадора Альенде, его поставили еще при жизни Пиночета, когда за деяния последнего всерьез взялись правоохранительные органы.

Интересно, приходил ли сюда Пиночет в последние годы своей жизни? Каково ему было смотреть на резиденцию, где он столько лет считался полновластным хозяином и даже мысли, наверное, не допускал, что перед окнами появится памятник главной жертве путча? А вот боковая дверь, откуда выносили тела убитых во дворце во время переворота - и Альенде тоже. Спрашиваю Катю, помнят ли в Чили Виктора Хару. Она напрягает лоб: кто это? Ах, да, певец… Помнят, но не все и не так чтобы сильно. М-да, про Хару правильнее было спросить социалистку Агнес. Полагаю, ответ оказался бы диаметрально противоположным.

(Продолжение следует.)